«Такие школы комфортны и безопасны для всех»

«Коммерсантъ» поговорил с экспертом Фонда Татьяной Морозовой об инклюзивном образовании

В начале сентября в российском интернете возобновилась дискуссия о праве детей с особенностями развития учиться в общеобразовательных школах. Причиной отчасти послужило сообщение в соцсетях директора благотворительного фонда «Дом с маяком» Лиды Мониавы о том, что ее подопечный Коля пойдет в общеобразовательную школу. Клинический психолог Татьяна Морозова, эксперт благотворительного фонда «Обнаженные сердца», приглашенный профессор кафедры детской неврологии университета Нью-Мексико (США), рассказала спецкору “Ъ” Ольге Алленовой, почему таким детям, как Коля, нужно учиться в общеобразовательных школах и что это даст им и окружающим.

Пока в школах не появятся такие дети, инклюзия не произойдет

— Что такое инклюзия?

— Инклюзия начинается с принятия. И наверное, конфликт, который мы наблюдали в социальных сетях вокруг устройства Коли в школу, связан именно с этим — не все готовы принять, что особенные дети вообще могут ходить на улицу, в парикмахерскую, в кафе, куда-то еще. Поэтому первый шаг в построении инклюзии — это изменения в головах. Людям надо принять, что человек с особенностями имеет ровно такие же права, которые есть у всех остальных людей, развивающихся типичным образом. Все специальные услуги, все специальные виды помощи будут бессмысленными, если не будет принятия того, что это — человек.

Когда общество признает право таких детей находиться рядом с остальными, то, даже если в школах еще не будет специальных возможностей для таких детей, это уже хорошее начало. Это еще не инклюзия, но уже интеграция. А инклюзия — это включение человека с особенностями в жизнь общества при создании таких условий, чтобы у него был такой же доступ ко всем услугам, что и у остальных. Доступ к транспорту, учреждениям культуры, образования, досуга. И это требует уже гораздо больших изменений в обществе — не только готовности принять, но и более глубоких профессиональных знаний. Потому что наличие пандуса и подъемника, наличие специалистов с дипломами еще не означает, что мы понимаем потребности людей.

Интеграции, признания и гуманности недостаточно для подлинной инклюзии.И здесь действительно нужны специальные знания, профессионалы и значительные ресурсы. А их нельзя взять с потолка. Во всем мире первые попытки включить людей с особенностями в образовательный процесс, в досуг, в другие сферы жизни начинались с того, что таких людей просто приводили в общество. Им было трудно участвовать в жизни общества, потому что не было специального оборудования, не было возможности доступа в здания, не было адекватных программ сопровождения, но без этого нельзя было добиться построения системы. Постепенно появлялось больше знаний, больше людей с особенностями стало жить в обществе, а не в интернатах. Ученым и специалистам пришлось научиться понимать потребности этих людей, а они заключаются не только в том, чтобы человек был сыт и одет. Надо было понять, как они могут функционировать в обществе и как общество может с ними взаимодействовать. Понимание друг друга — это уже инклюзия, это огромный сдвиг в обществе. У нас в стране этот процесс совсем в зачаточном состоянии, потому что специальные знания в этой сфере существует пока в отдельных местах.

Полностью читайте статью на сайте газеты Коммерсантъ.

поделиться:
связанные теги:сми о нас

подпишитесь на нашу рассылку

Следите за нами в соцсетях

КОНТАКТЫ

123242, Москва, Новинский бульвар, д. 25-27, стр.10

info@nakedheart.ru
© 2020 Фонд «Обнажённые сердца»

Сделано в Charmer

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari